Корзина
13 отзывов
Купите мясо камчатского краба и другие "дикие" морепродукты премиум-класса
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
+7
495
003-72-36
+7
965
223-86-95
Корзина
Далекий пролив Лаперуза

Далекий пролив Лаперуза

Когда- то весь советский народ распевал знаменитую песню Михаила Танича о Сахалине. Каждый день можно было услышать в эфире волнующие слова – а я кидаю камешки с крутого бережка далекого пролива Лаперуза. В сознании возникал образ безграничного океана и контуры экзотического острова. Хотелось бросить все свои дела и махнуть на берега далекого пролива. И мне жутко повезло. Я оказался на этих берегах.

Впервые я попал на Сахалин зимой далекого 1977 года. Устав от 40-градусных морозов и пронизывающего ледяного ветра Чукотки, занял деньги у малознакомого человека (вернул), и перелетел на Сахалин. Температура воздуха -5 и яркое солнце ошеломили меня. Чудная погода. В следующий раз я попал на остров в конце лета, и мягкая летняя погода опять порадовала меня. Моей целью был пролив Лаперуза, точнее - мыс Крильон, самая южная точка Сахалина. Мои друзья уже были там и, ожидая вылета вертолета туда, позвонил им. Что привезти из продуктов – спросил их. И все наперебой кричали в трубку – соль крупного помола и водку, больше заказов не было. Я их понимал, скоро начнется нерест горбуши и кеты, соль нужна для приготовления икры. Про водку тоже понял. На мысе сухой закон, там живут только пограничники, магазинов нет, ну и как же при сухом законе не выпить водки. Грех. Наконец я в вертолете с 50-ю кг соли, помогли пограничники, и 10-ю бутылками Столичной, одна из которых досталась им же. Но об этом позже. 

Вид Крильона очаровывает. Синь пролива, отвесные скалистые берега мыса, птичьи базары на скалах, свежий морской бриз, крики чаек, все это так необычно для городского жителя. Через пролив в 40-а км отсюда японский остров Хоккайдо и на нем город Вакканай. Ночью, в специальную подзорную трубу пограничников можно рассмотреть огоньки фар автомобилей, курсирующих по городу. После шторма пограничники всегда запрягают лошадь и отправляются вдоль берега собирать в телегу «подарки» из Японии. Шторм выбрасывает на берег массу затейливых предметов, пустые бутылки с красивыми этикетками, резиновые и пластмассовые игрушки, надувные матрасы. Для советского человека 70-х годов все это имело определенную ценность.

Отдельное слово о растительном мире Крильона. Однажды мы, гуляя по мысу, попали под дождь. Спрятались от дождя под … лопухом. Нет, мы не стали маленькими. Просто сахалинский лопух был высотой под два метра и укрывал нас, шестерых, как огромный зонтик. А то, что на Сахалине растет бамбук, было потрясением. Не очень толстый, 1.5 – 2 сантиметра в диаметре, высотой 2 – 2.5 метра растет сплошной стеной, без промежутков. Напрямую сквозь заросли не пройдешь. Когда мы вместе с офицерами пограничниками спускались на побережье на лов кеты, они показали нам, как преодолевать бамбуковую стену. Поскольку мы спускались по склону, то есть поверхность уходила вниз, процедура преодоления оказалось несложной. Просто обхватываешь обеими ладонями несколько верхушек бамбука, подпрыгиваешь и валишься в сторону бамбука. Верхушки стволов гибкие, они сгибаются под вашим весом, и вы оказываетесь ниже по склону, по крайней мере, на величину вашего роста. Процедуру повторяешь раз за разом до окончания зарослей бамбука. Этот поход на рыбалку оказался не только познавательным в смысле преодоления бамбука, но и очень опасным. 

Дело в том, что пограничники нас сразу предупредили - в лесу, на берегу, везде передвигаться только всей группой, по одному не ходить, а с наступлением темноты даже группой не заходить в заросли. В лесу медведи. Перед нашим приездом произошел страшный случай. Ночной пограничный наряд не вернулся на заставу. Позже нашли разорванную форму и останки двух тел пограничников. Рядом два автомата с полными обоймами. Медведи здесь озорные, сказали ребята. Так что на рыбалку мы шли группой в 6 человек и с нами два молодых офицера. Автоматов у них не было, не на службе, один офицер взял с собой свое одноствольное ружье и патроны, заряженные, почему то мелкой дробью. И вот что нас ожидало. После бамбуковой стены мы оказались в узкой расщелине, по дну которой протекал неглубокий ручеек. Слева и справа были крутые высоченные склоны, по ним передвигаться невозможно, пришлось идти по ручью. Через несколько десятков метров увидели на правом склоне возле берега ручья свежие (парок клубился) экскременты какого-то животного. Судя по объему фекалий - большого животного. Вот и медведь, поняли мы. Что делать? Назад не вернешься, снизу заросли бамбука не одолеть, а вперед идти страшно. И вылезти из расщелины невозможно, слишком круто и высоко. Решили идти вперед и шуметь как можно больше. Офицер пару раз выстрелил в воздух, все перекрестились и пошли вперед, горланя одну за другой веселые советские песни. Один из нас, некурящий товарищ, всю дорогу умолял остальных курить без передыху. Медведь дыма боится – кричал он. Знаток, наверное. Пройдя еще с километр по ручью, мы вышли на берег пролива, так и не встретив, к счастью, медведя. Рыбалка, это отдельная история, а наша история с медведем имела продолжение. Поздно вечером окружным путем усталые, но довольные походом, мы вернулись в наш лагерь. Собирались поужинать и спать, но, не тут-то было. Пришли гости. Пришли пограничники и рассказали такую историю. Сегодня их наряд с лошадью, запряженной в телегу (как нельзя, кстати) проходил по берегу, и вдруг видят, как из зарослей выбегает медведь. Каждый пограничник заставы, тогда, мечтал завалить лохматого из чувства мести за своих погибших товарищей. А тут, вот он. Ребята вскинули автоматы и положили бродягу. Говорят, хорошо, что в телеге лежали доски, а то бы не загрузили тушу. Большой был медведь. Из досок соорудили пологий настил и по нему затащили тяжесть. Ну, загрузили, отъехали, и вдруг увидели толпу людей, выходящих из тех же зарослей, и орущих песню. Сразу поняли, кто был загонщиком этого медведя. А потому – сказали ребята – вот ваша доля. И внесли большой мешок. Рыбный ужин был отложен, все принялись за приготовление мясного. Кто резал медвежатину, кто чистил лук, кто нарезал зелень, всем дело нашлось. В середине ночи принялись за пиршество. Жареная медвежатина, да с лучком, да с рюмкой водочки, это очень съедобно. Уверяю вас. 

Теперь о рыбалке. Я много рыбачил в этой жизни и любил это занятие. Ловил на удочку, на спиннинг, забрасывал закидную, залезал в воду с бреднем. То есть всегда была какая-то снасть, что-то всегда держал в руках. А тут, пограничники, пригласившие нас на рыбалку, пришли утром с пустыми руками. Забыли? Смешно. Снасть на берегу, в укромном месте? Сомнительно. Задавать вопрос не стали, боясь обидеть ребят. Когда вышли на берег и забыли о медведе, выяснилось, что нам предстоит удивительная рыбалка, о которой мы даже не слышали. Мы будем ловить рыбу голыми руками. Объясняя технологию рыбалки, ребята подвели нас к устью небольшой речки, стекающей с высокого побережья. Начался нерест и лососевые рыбы - горбуша, кета, чавыча и другие виды, устремлялись в свое последнее путешествие. Набрав за годы, проведенные в море, вес и, накопив жирок, стаи рыб с бешеной энергией рвались в пресные воды речек, чтобы оставить там свое потомство и погибнуть. Да, после икрометания, у этих рыб начинается дегенерация всех органов, тело становится дряблым, и они погибают. Грустная история, но это история животного мира, ни исправить, ни поправить которую нельзя. Но из красных икринок, которых не успеет съесть человек или другой хищник, появится потомство, крошечные мальки. Течение рек снесет их в открытое море, в просторах которого они будут расти, и набирать вес. Жизнь продолжается.

Подойдя к устью, мы увидели бурлящее море. Не из - за волн оно бурлило. Это стая кеты шла на нерест. Здоровенные рыбины, толкаясь, блестя сверкающей чешуей, буквально рвались к устью. Офицеры сняли ботинки, закатали штанины своих брюк максимально вверх и вошли в воду. Зашли на глубину немного выше колен, развернулись в сторону берега, слегка раздвинули ноги и чуть приподняли правую руку с раздвинутыми, указательным и средним, пальцами. Прошла минута, другая, затем резкий нырок руки в воду и к нам на берег падает большая кета. Технология вроде простая, но освоить ее оказалось непросто. Что происходит в воде? Рыба идет потоком, ее столь много, что одна из них непременно проплывет у вас между ног, и вот тут, увидев голову рыбы под своими коленями нужно быстро вонзить два пальца под жабры, резко бросить руку вверх и вперед на берег. Кета рыба тяжелая, так что, кроме скорости и точности, нужна и определенная сила броска, иначе рыба плюхнется рядом и уплывет. Конечно, мы тоже оголились и бросились в воду. Началась кутерьма, кто поскользнулся и упал, кто повредил палец, смех, крик, писк девицы из нашей группы. Но потихоньку стали осваиваться с ловлей. На берег попадали и наши рыбины. Остановили нас офицеры. Просто объяснили, что можно наловить хоть сотню килограмм, но как эту сотню вывезти отсюда, где рыбу хранить, да и кто ее будет есть в таких количествах. Вышли на берег и стали разжигать костер, чистить рыбу, вырезать из веток кустарника шампуры и колышки для костра. Порезали кету на большие куски, посыпали солью (у ребят оказался мешочек с собой), нанизали на шампуры и на костер. Какое это красивое зрелище – кета на костре. Крутишь нежно – розовый кусок, а жир непрерывно капает и шипит на углях. А у тебя слюна начинает капать изо рта. Ну, очень вкусно!

А ночью, как вы уже знаете, отведали медвежатины. Разнообразно меню Сахалина. 

Далее нас ждали крабы, королевские крабы, такой вид здесь обитает. Дело происходило так. Сидим вечером, пьем чай. Заходит лейтенант с заставы, одет в парадный мундир почему-то, и трагическим голосом нам – мужики, выручайте, у нас торжественный случай. Не выпить нельзя. Я знаю, у вас есть водка, одолжите бутылку. Это был один из тех парней, с которыми я летел сюда на вертолете. У нас оставалась как раз одна бутылка водки, но не отдавать же последнюю. Мы - не, у нас нет водки. Лейтенант – мужики, я с первым же вертолетом верну вам две, я уже заказал верному товарищу, выручайте. Немного поколебавшись, вручили лейтенанту бутылку. Он тут же поставил ее на стол, выскочил и тотчас вернулся, прижимая к себе прозрачный полиэтиленовый пакет с него ростом, битком набитый крабами, – это вам за отзывчивость – крикнул, схватил бутылку и исчез. Как мы крабов готовили, не имея посуды больших объемов, это отдельный разговор. Скажу только, что варили всю ночь и ели их весь день. Мы уже знали, что на Сахалине нас ждет много бессонных ночей. 

Засолка красной икры процесс непрерывный, там не до сна. Сразу скажу, что мы, конечно, занимались браконьерским делом, но не в промышленных масштабах и это было так давно, что нас можно простить, я думаю. Ловили и руками, и бреднем пользовались, и даже вилы применяла наша девица. Правда, позже мы запретили ей этот варварский метод. Подробности процесса засолки описывать не буду. В интернете всегда можно найти. Отмечу основное. Грохотками мы запаслись еще в Южно- Сахалинске. Это такая рамка с сеткой. Икра в брюхе самки упакована в прозрачный слизистый мешок, ястык называется. Мешок нам не нужен, икринки должны быть отделены друг от друга, а не вместе спаяны. Поэтому кладешь ястык на грохотку, на сеточку и осторожненько трешь, в результате пленка, мешок должен остаться сверху грохотки, а икринки должны упасть в посуду под грохоткой. Главное в этом процессе это приготовление тузлука, соляного раствора. Сколько там должно быть соли, сколько сахара, какие добавки, каждый изготовитель держит в секрете. Не верьте интернетовским рецептам. И второй важный момент – время содержания икры в тузлуке. Время зависит от цели засолки, надолго хотите сохранить икру или для быстрого употребления. Одно скажу, процесс засолки трудоемкий, отнимает много сил и времени. Приведу такой пример. Поселился рядом с нами какой - то военный человек, майор, и однажды, во время нашей страды, вошел к нам с бачком литров на 10-15, полным неразделанной икры. Ребята – говорит – возьмите, сил больше нет. А у нас самих круги перед глазами. Нет, не возьмем. Так выброшу – говорит. Выбрасывай – отвечаем. Позже узнали, отнес бачок к пограничникам и выбросил икру перед свинарником. Правильно, свиньям витамины тоже нужны.

Можно еще рассказать о сивучах, золотистых тюленях, о здешних невероятных размеров воронах, да о многом не сказал. Но что рассказы, прочел, а не увидел. Очень советую сесть в самолет, прилететь на далекий пролив Лаперуза, побросать камешки с крутого бережка и все увидеть своими глазами.
Предыдущие статьи
social-icon