Корзина
13 отзывов
Купите мясо камчатского краба и другие "дикие" морепродукты премиум-класса
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
+7
495
003-72-36
+7
965
223-86-95
Корзина
Пора по крабам

Пора по крабам

Кто зарабатывает на морском деликатесе

Краб не селедка, должен стоить дорого. Сформулировав этот постулат, Росрыболовство поставило рекорд по сборам на крабовых аукционах, а новые компании, вышедшие на этот рынок, готовы воплощать решения в жизнь.

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА

Турбаза «Аквамарин» расположилась прямо на берегу Охотского моря в часе езды от Южно-Сахалинска. Внешний вид довольно спартанский: построенный в духе советских пансионатов гостевой дом с бильярдом и баней, несколько простеньких катеров, грузовик, чтобы подтаскивать катера к воде. Но туристы приезжают сюда охотно, и едут они за роскошью другого рода: за сахалинской рыбалкой.

На стенах «Аквамарина» — фотографии, от которых у любого завзятого рыбака может случиться припадок. Вот хозяин базы, приятный мужчина Валерий Черномаз, держит в объятиях рыбу-собаку — чудище разевает пасть, в которую легко поместится голова Черномаза. Вот какие-то счастливчики впятером тянут бесконечные гроздья каменного окуня. Ловят здесь также трубача, осьминога, терпуга и, конечно же, краба.

Тот, кто однажды попробовал свежевыловленного краба, никогда не согласится ни на какие консервы

Тот, кто однажды попробовал свежевыловленного краба, никогда не согласится ни на какие консервы

Фото: Сергей Анашкевич, Коммерсантъ

Точнее, ловят краб. На профессиональном сленге краб не склоняется: «ходить на краб», «биться за краб». Звучит диковато, но к сленгу быстро привыкаешь, как и к самому «краб», которого здесь море — в одной ловушке, поднятой со дна, сразу несколько видов: ярко-оранжевые (камчатские), сочного чернильного цвета (синие), колючие и волосатые. Ради свежевыловленных крабов, вкус которых не идет ни в какое сравнение со сколь угодно дорогими консервами, в этот регион и едут рыбаки и гурманы.

    

Четырехугольный волосатый краб

Имеет карапакс (спинную часть панциря) четырехугольной формы. Цвет панциря в зависимости от стадии линьки изменяется от бледно-розового до светло-коричневого. Все ноги также покрывают волоски. Распространен от Кроноцкого залива с тихоокеанской стороны и от мыса Хайрюзова с охотоморской стороны побережий Камчатки до тихоокеанского побережья острова Хонсю и до Цусимского пролива в Японском море. В Японии считается самым вкусным из крабов. Японцы употребляют в пищу не только мясо, но также «печень» и гонады (половые органы).

Фото: Ирина Игумнова / Фотобанк Лори

 

 

— Но сейчас — увы! — разводит руками Валерий Черномаз.— На все лето любительскую ловлю краба запретили. Такие вот новые «правила любительского рыболовства». В прошлом году еще можно было несколько недель летом ловить, а с этого года — все три месяца запрещено.

Валерий пускается в долгий рассказ о том, как в последнее время госслужбы ужесточили контроль за рыбаками.

— Конечно, то, что прежний беспредел прикрыли,— это хорошо. Тут ведь каждый первый в девяностые промышлял контрабандой. И ладно бы на продажу, но ведь просто истребляли и рыбу, и крабов, и моллюсков. Того же гребешка, например, чуть было совсем не извели. Но сейчас уж так гоняют — жуть. Гребешка выбрасывает штормом, так его даже с берега нельзя подбирать! Он лежит, гниет, а если подобрал — все, ты браконьер. А уж по крабу — само собой гайки завернули. Краб — это сейчас для избранных промысел.

«Новички» среди «бывалых»

На сленге краболовов «краб» — слово несклоняемое

На сленге краболовов «краб» — слово несклоняемое

Фото: Сергей Анашкевич, Коммерсантъ

18 мая в здании Росрыболовства в Москве, на Рождественском бульваре, выдалось жарким: это был первый день аукциона по распределению прибрежных крабовых квот на юге Приморского края — от Золотого мыса до корейской границы. В этой зоне вылавливают не так уж много, чуть больше 10% от общего российского вылова, и тем не менее в этот и следующий день Росрыболовству удалось выручить за сегмент существенно больше денег, чем за все остальные участки.

Последние аукционы по этим квотам проходили в 2010 и 2012 годах, и заканчивались они довольно быстро: пришло два-три участника, тот, кто предложил цену, на 2% отличающуюся от начальной, и становился обладателем квот.

Павел Титов покормит креветок

Павел Титов покормит креветок

Позже конкурсы признали недействительными — был доказан картельный сговор (все участники принадлежали одному лицу — приморскому бизнесмену Дмитрию Дремлюге). Последовали отставка главы Росрыболовства, арест руководителя приморского отделения ведомства, уголовные дела, объявление в федеральный розыск самого Дремлюги и много других событий.

И вот через столько лет квоты удалось продать, причем, как говорили потрясенные участники, поздним вечером выходившие из здания на Рождественском бульваре, баснословно дорого. Квоты, за которые Дремлюга заплатил 371 млн руб., были проданы в 33 раза дороже — за 12,4 млрд, а всего в ходе этих аукционов за те же квоты, что и в 2010–2012 годах, государство получило сумму, выросшую в 57 раз,— 22,9 млрд руб. вместо прежних 408,8 млн, что, даже с учетом изменившегося курса рубля, впечатляет.

На сей раз в зал набилось полсотни человек, и торг за каждую квоту шел часами. Кому что досталось в пылу сражения, стало понятно лишь по итогам. И это был очень интересный итог: основные деньги, как выяснилось, заплатили новички — компании, ранее в крабовом бизнесе не участвовавшие, но наслышанные о баснословных прибылях.

С точки зрения бизнеса, камчатский краб — самый интересный среди своих сородичей

С точки зрения бизнеса, камчатский краб — самый интересный среди своих сородичей

Фото: Сергей Анашкевич, Коммерсантъ

Больше всех потратила компания «Турниф», входящая в холдинг «Русская рыбопромышленная компания» (РРПК), который принадлежит зятю Геннадия Тимченко Глебу Франку и Максиму Воробьеву. За право на вылов 2,4 тыс. т краба компания заплатит более 10 млрд руб.— цифра для рынка удивительная, тем более что квоты РРПК достались главным образом на краба-стригуна опилио. Штука тут вот в чем: по вкусовым качествам опилио не уступает камчатскому, но поскольку он существенно мельче, то и стоит чуть ли не вдвое дешевле (экспортеры в последнее время продавали камчатского краба в среднем по $23 за килограмм, а краба опилио — по $12–13).

«Они прям как дети миллионеров в магазине игрушек»,— хмуро комментировал события один из участников тех аукционов, вспоминая прежние ошибки «новичков» рынка и сомневаясь в нынешнем успехе.

У акционеров РРПК действительно уже случались неудачи на рыбном рынке. Созданная ими в 2007 году для производства лососевых компания «Русское море» оказалась финансово неуспешной: из-за массовой гибели рыбы и других проблем к 2015-му ее чистый убыток вырос до 1,9 млрд руб. Правда, деятельность партнеров, связанная с минтаем, развивается более успешно — последние годы РРПК активно скупает предприятия данного профиля и уже стала крупнейшим в России добытчиком этой рыбы.

На втором месте по инвестициям на аукционе оказалось ПАО НБАМР (подконтрольно бывшему губернатору Приморья Сергею Дарькину). Предприятие когда-то занималось небольшим крабовым промыслом, но в последние годы, как и РРПК, специализируется на вылове минтая. Так или иначе, ПАО НБАМР приобрело за 2,1 млрд руб. квоты на того же краба опилио.

Третий «новичок» — Преображенская база тралового флота, связанная с семьей губернатора Сахалинской области Олега Кожемяко. База заплатила за квоты на краба опилио 1,9 млрд.

«Компании, входящие в ассоциацию,— крупнейшие добытчики краба на Дальнем Востоке, между тем из 15 лотов подзоны Приморье, которые дали основную выручку аукциона, члены ассоциации выкупили всего два лота,— осторожно делится соображениями глава Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков.— Это не случайно: по моему мнению, многие лоты оказались сильно переоценены. Если для членов ассоциации приобретение лотов по такой цене еще может быть оправдано в силу диверсификации промысла, то для новичков, не имеющих не только других крабовых квот, но зачастую и соответствующего флота, причины приобретения лотов по такой цене непонятны хотя бы в силу сроков окупаемости».

Если не считать браконьеров, выловом и дистрибуцией крабов в России занимается всего несколько компаний

Если не считать браконьеров, выловом и дистрибуцией крабов в России занимается всего несколько компаний

Фото: Сергей Анашкевич, Коммерсантъ

«Бывалые» действительно больше интересовались лотами на камчатского краба — их приобрели компании, связанные с сахалинским крабовым королем Олегом Каном, с компанией «Антей» Ивана Михнова и даже с тем самым Дмитрием Дремлюгой, который со времен провалившихся аукционов находится в федеральном розыске. Его представители тоже избыточно увлеклись аукционной игрой: одна из фирм, которую приписывают Дремлюге, «Краб Марин», купила на аукционе лот на вылов камчатского краба за 1,8 млрд руб., хотя такой же лот структура Кана приобрела за 1 млрд, а «Антею» чуть больший лот достался за 1,2 млрд.

Огорченный неосмотрительностью своих представителей Дремлюга хочет результаты аукциона оспорить и вернуть залог — подконтрольное ему ПАО «ХК “Дальморепродукт”»: через три недели после аукциона в Арбитражный суд Москвы был подан иск к Росрыболовству с требованием отменить результаты торгов.

Статья взята с сайта https://www.kommersant.ru

Предыдущие новости
social-icon